Народный костюм

Страница 3

Все эти приемы были бы безвозвратно утрачены, если бы не энтузиазм мастерицы из села Карпогоры — Баландиной Галины, которая за двадцать лет (с середины 1980-х годов и до настоящего времени) объездила Пинежский и Мезенский районы, изучая приемы различных видов ткачества и собирая по крупицам секреты традиционного мастерства. Благодаря ее стараниям, в конце 1990-х годов в Карпогорах был создан клуб ткачества «Берегиня». Сейчас это известная мастерская, в которую стремятся попасть многие художники и мастера со всей России.

В далекие языческие времена сочетания определенных цветов, геометрических фигур и солярных знаков на поясах позволяли определить возраст, семейное положение и родовую принадлежность их владельцев. Кроме того, эти узоры могли иметь охранительное, магическое значение. Сейчас они, чаще всего, воспринимаются как простое украшение, и вряд ли нам когда-либо удастся восстановить в полной мере их первоначальный смысл. Едва ли понимали его и сами мастерицы — они просто ткали и вышивали так, как их учили, перенося орнамент со старого пояса на новый. Надевали же определенный пояс на тот или иной сарафан потому, что таков был обычай. В экспедициях удалось выяснить, что орнаментальные композиции на подолах девичьих рубах, например, отличаются от аналогичных композиций на женских рубахах по сочетанию различных знаков и фигур. Так, фризовая композиция на подоле девичьей рубахи состоит из набора пустых ромбов «с лучами», а на женской — из ромбов с решетками и гребешками. На свадебных рубахах чаще встречаются солярные знаки свастики. А подол рубахи пожилой женщины вообще не имеет орнаментального узора. Но это только фрагментарные наблюдения, которые не позволяют сделать серьезных выводов.

Наряд с пестрядинным сарафаном завершался головным убором. Девушки носили разноцветные ситцевые платки, яркие, с многоцветным узором [5].

Свадебный наряд пинежанки

Свадебный наряд пинежанки состоял из белой рубахи тонкого домашнего холста со сборчатым круглым вырезом у шеи и длинными узкими у запястий рукавами с белой сквозной, как кружево, вышивкой-перевитью. Сверху надевался красный суконный сарафан домашней выработки - пониток, так называла его старушка-владелица. Сарафан был косоклинный, замечательный своим старинным покроем и скульптурной четкостью формы. шелковый алый платок, заправленный на плечах под лямки сарафана, и янтарные бусы на груди. Но главное в наряде невесты - головной убор. На нем блистала высокая повязка из широкого золотого галуна - хаза, завязанная на затылке парчовыми или красными лентами. Нижняя часть повязки расшивалась звездами мелким речным жемчугом или белым бисером. На лоб спускалась жемчужная узорная сетка – поднизь (приложение В).

Владелицы драгоценного убора - повязочницы.

Интересным дополнением к наряду просватанной девушки-«повязочницы» был свадебный венец. Его надевали поверх повязки во время особого обряда, который назывался «зарученье» («белила», «смотренье»), когда в дом невесты приезжала вся семья жениха. Невесту, «разубранную и сияющую как жар-птица», выводили к будущему мужу, который «со своими поезжанами» сидел уже за «княжьим столом».

Свадебный венец поступил в коллекцию Архангельского музея в 1995 году из деревни Ваймуши Пинежкого района. Бывшая его владелица, Анна Ивановна Ермолина, сообщила, что «венок жемчужный» являлся единственным на всю округу до деревни Пиринеми, и во время свадеб другие семьи брали его напрокат. Родители ее, происходившие из деревни Шардонеми (эта деревня расположена недалеко от Ваймуши), были людьми состоятельными и всем пятерым дочерям.

В начале XX века деревня Пиринемь принадлежала к Михайловской волости, а деревня Ваймуша или село Ваймужское — к Никитинской Расстояние между этими деревнями составляет около 60 км (Агафья была самой младшей) купили повязки. Что же касается венца, то он был приобретен ее дедом на ярмарке, а в наследство достался младшей дочери, так как она последней выходила замуж.

Исследователи считают, что сохранившиеся на Русском Севере коруны и венцы конца XVII — начала XIX века возникли в результате синтеза народных и великокняжеских головных уборов еще в домонгольское время. Такой вывод, в частности, был сделан этнографом М.А. Сабуровой в процессе изучения домонгольских кладов Центральной и Киевской Руси. Исследователь Л.Н. Молотова также утверждала, что сама форма свадебного венца — одна из древнейших, а старое его название — «венец с городы», или «венец теремчат», то есть с теремами. О культурном взаимодействии крестьянской и княжеской среды свидетельствует и обрядовая сторона северно-русской свадьбы. В свадебных песнях жениха и невесту называют «князем и княжной», гостей — «боярами», а приглашая всех в дом жениха на свадьбу, зовут «во палаты белокамены, во палаты грановиты» [5].

Страницы: 1 2 3 4

Популярные материалы:

Вывод
В данной работе даны два подхода к классификации экскурсионных объектов. Оба они имеют свои плюсы и минусы, это всего лишь модели, но учет и традиционного и нетрадиционного подхода к отбору экскурсионных объектов должен повысить качество ...

Языковые особенности
Вепсский язык принадлежит к прибалтийско-финской ветви финно-угорской языковой семьи. В целом звуковой состав вепсского языка сближается с русским и находит родство с карельским, особенно его южными диалектами - людиковским и ливиковским, ...

История развития Давлекановского района
Изучение археологических памятников Давлекановского района началось лишь в 60-е годы XX века, хотя отдельные находки остатки керамической посуды, кости, были отмечены раньше. Наиболее ранние археологические памятники района относятся к э ...