Крестьянский брак и семейные обряды

Страница 2

При браке «убегом» после рукобитья (с выдачей невестой задатка жениху) вскоре следовало венчание. Когда же свадьба совершалась «добром», вслед за рукобитьем следовало «смотренье»[145].

С. Гуляев определяет смотренье как «торжественное обоюдное представление жениха и невесты будущим родственникам». Можно, однако, утверждать, что смысл обряда — в «смотрении» женихом невесты[146].

После «смотренья» обе стороны деятельно готовились к самой свадьбе, варили пиво, запасали «разныя кушанья», мыли избы. Подруги невесты, гостившие в ее доме от рукобитья до венчания, шили приданое, пели «разный свадебныя песни». Сама невеста проводила это время «в слезах и вытье».

Расплетание косы входило в обряд прощания невесты с девичеством, - замужние женщины заплетали волосы в две косы.

Выдающаяся роль дружки на сибирской свадьбе конца XVIII – XIX вв. связана, видимо, с тем, что здесь крестьяне свято верили в возможность «порчи» молодых и других участников свадьбы. Начальником свадебного «поезда» считался тысяцкий (обычно родственник жениха или его крестный отец) — лицо почетное, но малодействующее. Входили в свиту жениха также бояре (или «барины») — большой, средний и меньший — и «княжья свашенька». Бояре самостоятельной роли на свадьбе не играли — они, под названием «поезжан», лишь выступали в качестве свидетелей при венчании[147].

Обыкновенно «поезд» прибывал в деревню, где жила девушка, утром, в день венчания, и сразу же направлялся в ее дом. Когда «поезд» прибывал к невесте (Ишимский округ), начиналось новое «смотренье». Жених и его спутники, войдя в избу, «раскрывали» скатерть, садились сразу за стол, ставили при этом на стол все свое: «каральки», пироги, вино, стакан, ножик, свечу, подсвечник, даже огонь. Невеста с сестрой или подружкой выходила к гостям из-за занавески, делала перед иконами три поклона в пояс, кланялась на все четыре стороны, затем, постояв немного, опять уходила за занавеску. Тогда спрашивали потихоньку родственники у жениха, «поглянулась ли ему невеста», а у невесты — «поглянулся ли ей жених». «Если поглянулись друг другу жених и невеста, то с обеих сторон объявляют о том вслух». После этого зажигали перед образами свечи, производили новое «рукобитье»: сперва подавал руку отец жениха (дружка или вежливей; покрывал ее платочком), на нее клал руку отец невесты (которую тоже покрывали платочком). «Потом кладут руки мать женихова и мать невестина, наверх всех жених, и все эти руки сторож покрывает одним и тем же платочком, потом сторож разрывает платочек, а тысяцкий разнимает руки»[148].

Начиналось угощение родных невесты вином от жениха. Невесту выводили из-за занавесы, усаживали за стол рядом с женихом.

Дальше события развивались примерно одинаково во всех районах, Начиналось одевание невесты к венцу. Невеста падала в ноги отцу, потом матери, испрашивала их благословения, плакала, кланялась в ноги своим братьям и сестрам, прощалась с остальными родственниками, в заключение — с подругами.

Затем, «поезд» направлялся к церкви. В церкви после необходимых процедур совершалось венчание молодых. Во время венчания тысяцкий стоял по правую руку от жениха, «переменял кольца». Он же забирая потом свечи, которые жених и невеста держали во время венчания; заворачивал их в платок и увозил в дом жениха.

Ко времени возвращения «поезда» с молодыми из церкви, в дом жениха сюда уже привозили от родителей невесты ее приданое (если оно не было доставлено раньше), состоявшее обычно из одежды и постельных принадлежностей. Иногда за дочерью давалось немного зерна, пряжи «для тканья», несколько голов скота. Все это в дальнейшем считалось нераздельной собственностью женщины[149].

Новобрачных встречали песнями, иногда — несколькими холостыми выстрелами из винтовок или дробовиков. Наконец, начиналось угощение всех присутствовавших, в том числе и приглашенных заранее гостей. Распоряжавшийся всем дружка «при перемене каждого кушанья» делал «наговоры». После третьего—пятого блюда молодых уводили в приготовленное помещение — «на подклет». Затем родители молодого уходили, а новобрачная в присутствии поезжан раздевала и разувала своего супруга. Оставив после этого молодожёнов наедине, поезжане возвращались к столу[150].

На следующее утро сваха и дружка поднимали молодых. Те выходили к гостям, все поздравляли их, пили за их здоровье, пели и веселились. В этот день здесь вообще собирались все родные и близкие с обеих сторон, и угощение их продолжалось иногда более 10 часов[151].

Шутки, комедийные сцены, смех, в обилии присутствовавшие на заключительном этапе свадьбы, были «социальным, коллективным ощущением непрерывности жизни»[152] и имели древнюю эротическую основу (представление о жизнедеятельной силе смеха).

Страницы: 1 2 3 4

Популярные материалы:

Ногайцы
НОГ‘АЙЦЫ, ногъай (самоназвание), народ в Российской Федерации. Численность 75 тыс. человек. Основная область расселения Ногайцев в пределах территории Дагестана (28 тыс), Чечни (6,9 тыс) и Ставропольского края. Субэтнические группы: каран ...

Саратовский край в середине XVIII века
В середине века продолжало возрастать торгово-транспортное значение Волги и Саратова. В этом немалую роль сыграло хозяйственное освоение территории юго-восточных губерний. Каждую навигацию к Саратовской пристани приходило несколько сотен ...

Организация и методы исследовательской работы
Актуальность выбранной темы Многие примеры актуальности темы были указаны выше в причинах выбора данного исследования. Но также хотелось бы добавить в этот список еще несколько доказательств того, что тема интересна в наше время и по-пре ...