Крестьянский брак и семейные обряды

Страница 1

крестьянская семья сибирь быт культура

Изучение свадебного обряда сибирских крестьян в конце XVIII – XIX в. важно не только для воссоздания картины народного быта, выявления характерных черт общественного сознания сибиряков, но и для уяснения этнокультурных связей русского населения Зауралья с жителями Европейской России.

Подобно свадебной обрядности крестьян европейской части страны[136], сибирская сельская свадьба конца XVIII – XIX в. делилась на три основных периода: досвадебный, собственно свадебный и послеева-дебный. Каждый из них в свою очередь состоял из отдельных законченных частей. Число, последовательность, а иногда и содержание этих частей различались, в зависимости от конкретных обстоятельств: территории, времени и формы («добром» или «убегом») заключения брака.

Во всех случаях свадебный обряд, как и в Европейской России, начинался со сватовства. Выбор супруга в феодальной Сибири у крестьян мог осуществляться, и самой молодежью и родителями.[137] Если брак совершался «добром», т. е. с обоюдного согласия не только жениха и невесты, но и их родителей, последние играли во время сватовства активную роль. Родители жениха приглашали сваху (реже свята) и поручали ей предварительные переговоры с родителями невесты. По свидетельству С. Гуляева, на – Алтае круг, лиц, выполняющих функции сватов, был ограничен преимущественно женщинами, известными «своими успехами и опытностью в делах подобного рода». Аналогичная ситуация существовала в первой половине XIX в. в Ялуторовском округе Тобольской губернии[138].

Однако с середины XIX в. в ряде мест ситуация изменилась: сватать стали преимущественно родственники (иногда родители) жениха или невесты, да и сам обряд сватовства упростился. Видимо, сказалось влияние «беглых свадеб». По утверждению наблюдателей, с середины XIX в. «добром» заключались лишь немногие браки, остальные — «убегом». А при браке «убегом» естественным становилось желание жениха привлекать к «заговору» — в частности на роль сватов — лишь наиболее близких людей, прежде всего родственников. Иногда свахой соглашалась стать родственница невесты. Она могла «без подозрительств» со стороны родителей невесты «зазвать» последнюю к себе в гости и здесь вести переговоры. Внедрению в быт обычая возлагать сватовство при браке «убегом» на родственников благоприятствовало то обстоятельство, что от таких сватов не требовалось знание всех тонкостей поручаемого дела; они должны были лишь уговорить девушку бежать из родительского дома[139].

При свадьбе «убегом» ритуал сватовства сводился к тому, что сваха «советовала» девушке «выттить замуж» за определенного человека а «хвалила при том ево состояние»[140]. Иначе проходило сватовство «добром». В этом случае сваха строго соблюдала «все необходимый для успеху в таком случае условия». Входя на крыльцо дома невесты, она непременно ступала на первую ступеньку правой ногой и произносила при этом определенную заклинательную формулу. Через порог сваха также переступала сначала правой ногой. Это связано и с давней суеверной неприязнью к левой стороне, которая будто бы обещала неудачу в задуманном, и с особым представлением о пороге: под ним мог обитать домовой (хранитель домашнего очага).

Войдя в избу, сваха усаживалась на переднюю лавку непременно под матицей (бревном, поддерживающим потолок). Это условие соблюдалось при сватовстве и в Европейской России. «Как же. не под матицу сесть,— говорили сибиряки,— ведь под матицу не сядешь, так и в семье связи и ладу не будет»[141].

При успешном сватовстве назначался день рукобитья — сговора. Обычай этот — общий для всей России[142]. Рукобитье происходило в доме невесты, на него обычно приглашали только ближайших родственников с обеих сторон и сватов.

Наконец, родители невесты зажигали перед иконами восковые свечи; отцы, «невестин и женихов», подавали друг другу правые руки,«покрыв их платком»,а «сватовщик разнимал у них руки. Во всех случаях заканчивалось рукобитье угощением и пением «приличных» песен. Когда брак совершался «убегом» или сваталась вдова, все рукобитье состояло в соединении рук жениха и невесты[143]. Позднее эта традиция стала распространяться и на свадьбы, совершавшиеся «добром».

Архивные материалы подтверждают, что выдать дочь замуж после «рукобитья» за другого жениха — означало, по мнению крестьян, поступить «воровски».[144]

Местные власти в таких случаях руководствовались обычным крестьянским правом и призывали виновных к ответу. Любопытно, что даже выдача девушкой «тайному» жениху символического задатка — платка — при ее последующем отказе бежать из дома считалась достаточным основанием для обращения в официальный суд.

Страницы: 1 2 3 4

Популярные материалы:

Начало восстановления народного хозяйства в 1943-1945 годах
После освобождения Гомеля от немецко-фашистских захватчиков необходимо было решить важнейшую проблему восстановления гор рода. За период оккупации Гомеля (19 августа 1941 г. - 26 ноября 1943 г.) немецко-фашистские захватчики уничтожили св ...

Новые направления национальной политики
Концепции национальной политики правительства Российской Федерации определяет: § сохранение целостности Российской Федерации; § равенство прав и свобод человека и гражданина незави­симо от его расы, национальности, языка, отношения к ре ...

Характеристика английского общества по роману Чарльза Диккенса "Большие надежды"
Для раскрытия этой темы я изучила историю, быт, нравы английского народа. Я поставила перед собой задачу проанализировать произведение Ч. Диккенса "Большие надежды", как этнографический источник для описания жизни горожан, ремес ...