Изучение этнической истории региона на страницах научного журнала "Крым" (1925-1929)

Материалы » Изучение этнической истории региона на страницах научного журнала "Крым" (1925-1929)

Страница 2

Обзорному анализу в очерке Б. Н. Засыпкина подверглись средневековые минареты, медрессе, караван-сараи, бани и фонтаны, бывшие неотъемлемой частью архитектурного облика центров жизни татарского общества – Бахчисарая, Солхата, Карасубазара [2, с. 154–168].

В заключение исследования Б. Н. Засыпкин констатировал необходимость новых исследований в области изучения татарского архитектурного искусства, настаивал на недопустимости игнорирования культурного наследия народов, подвергшихся значительной внешней этнической экспансии (перенятые обычаи, язык, вера и т. д.) со стороны крымских татар – крымчаков и караимов [2, с. 168].

Экскурс в историю татарского производства из шерсти и ковроткачества в своей статье предпринял основатель и директор Государственного дворца-музея тюрко-татарской культуры в Бахчисарае, глава Бахчисарайского краеведческого кружка, член РОПИК Усеин Абдурефиевич Боданинский (1877–1938) [3]. Краевед останавливался на естественности распространения этого вида производства в скотоводческой среде крымских татар, указывал на древние корни ковроткачества, характерные для монгольских кочевников еще в XII веке, до экспансии в Крым. Для подтверждения своей гипотезы, ученый ссылался на сведения средневековых путешественников Вильгельма де Рубрука и Марко Поло, отмечавших наличие выделанных войлочных тканей и ковров у кочевавших монгольских орд [3, с. 67].

Далее автор анализировал сохранившиеся формы средневекового производства у крымских татар. В качестве примеров У. А. Боданинский приводил «цеха» по производству войлока – «кечеджи» – сохранившиеся в архаичном варианте до 20-х годов XX века в Бахчисарае и Карасубазаре [3, с. 68–70]. Следует отметить, что основные исторические аналогии, касающиеся организации цехов у крымских татар, исследователь представил по оригинальным данным, которые были опубликованы в статье академика, востоковеда, члена РОПИК Владимира Александровича Гордлевского (1876–1956), поэтому в этой части положения очерка вряд ли можно считать сугубо авторскими [4].

Непосредственным предметом исследования краеведа стала коллекция старинных татарских ковров без ворса – «килимов», поступившая в фонды Государственного дворца-музея тюрко-татарской культуры в 1927 году. У. А. Боданинский отмечал отсутствие каких-либо сходных черт «килимов» с «кавказскими, среднеазиатскими и малоазиатскими традициями», прослеживал отдаленное сходство с «килимами», распространенными в Украине. Особенностью коллекции являлись сильно схематизированные растительные орнаментальные мотивы, редкость бытовых сцен в оформлении. Нетрадиционной являлась и гамма красок, использованная при росписи ковров: преобладали темно-синий, желтый, рыжий, коричневые цвета; бирюзовый, розовый, зеленый, кремовый полутона; окраска производилась растительными, минеральными и животными красками [3, с. 70–71].

Основываясь на особенностях технического выполнения войлочных ковров, У. А. Боданинский сформулировал их классификацию на три типа. Первые – «орта» – состояли из узких и широких прямоугольных рамок, при их создании использовали темно-синие, желтые, коричневые, рыжие, голубые, белые, розовые, зеленые красители. Применяли данные изделия для покрытия пола в жилых помещениях или в мечетях. Второй тип – «кобекли-орта» – ткались из 3 рядов прямолинейных рамок со схематическими растительными мотивами. Середина таких ковров – «кобек» – состояла из 5 рядов концентрических ромбов, в орнаменте также преобладали растительные узоры, в цветовую гамму «килимов» добавлялись черный и голубой колеры. Ковры третьего типа – «намазлык» – предназначались для мусульманской молитвы, они состояли из узких и широких прямоугольных рам с мелким однородным узором. Обычно эти «килимы» раскрашивались в синий, желтый, кремовый, коричневый и белый тона [3, с. 72–75].

Местом изготовления всей коллекции У. А. Боданинский определял Крым, время изготовления ограничивал серединой XIX века. В заключение своего исследования ученый констатировал отсутствие в современный ему период, как мастеров, так и технической базы для возрождения производства войлочных ковров в крымско-татарской среде [3, с. 75].

Изучению фольклора, музыки, песенного творчества крымских татар посвятил свои исследования член РОПИК Аркадий Карлович Кончевский (1883–1969), начавший активное исследование песенного фольклора в Крыму в 1923 году в рамках экспедиции, осуществленной на средства Главнауки. В короткой популярной статье «Прошлое и настоящее в песнях Крыма» [5] музыковед проследил основные вехи истории крымско-татарского народа, отраженные в национальных песнях: средневековые набеги на Русь и ответные экспедиции Московского государства, эмиграцию татар в Турцию в конце XVIII века и в первое десятилетие после окончания Крымской войны, события Первой мировой и Гражданской войн, голод 1921–1922 годов в Крыму.

Страницы: 1 2 3

Популярные материалы:

Одоев
1543/44 г. Одоев (О)., или часть его оказывается во владении кн. Воротынских: «А в Одоеве князь Володимер за князь Александр Ивановичи Воротынские с своими людьми. Да в Одоеве же князь Дмитрей княж Петров сын Охлябинин». Вскоре, однако, ...

Знаменитые люди
Многогранная жизнь народа, его думы и чаяния являются источниками творчества, питают искусство. Богаты литературные традиции нашего края. В своем родовом имении Немцове провел несколько лет великий русский писатель-революционер А.Н. Ради ...

Комплекс белорусского женского национального костюма
Нижняя одежда Женский традиционный белорусский костюм более разнообразен, чем мужской, кроме того, он богаче украшен. Внешний вид женщины строго соответствовал ее возрасту и статусу: девочка, девушка, невеста, кабета, вдова, пожилая женщ ...