Необходимость учета национального фактора в службе деятельности милиции

Материалы » Нации и народности в РФ » Необходимость учета национального фактора в службе деятельности милиции

Страница 1

Интенсивная миграция приводит к формированию национальных диаспор, изменению этнического состава населения. К наиболее многочисленным диаспорам относятся китайская, афганская и вьетнамская; во всех субъектах РФ, граничащих с Казахстаном, наблюдается процесс заселения их казахами. Как результат, в районах проживания мигрантов фиксируются многочисленные требования о создании культурно-национальных автономий, имеют место факты проникновения представителей диаспор во властные структуры, экономику, банковскую и финансовую деятельность.

По некоторым оценкам, представителями азербайджанской, ар­мянской, грузинской и ряда других диа­спор, локализующихся на территории России, ежегодно за рубеж перечисляют­ся денежные доходы, в полтора-три раза превышающие бюджет стран их исхода. В то же время большая часть мигрантов относится к категории малообеспечен­ных, не защищенных в социальном и пра­вовом отношении, а потому находящихся в стрессовом состоянии людей, в связи с чем они составляют устойчивый источник пополнения этноорганизованных крими­нальных группировок.

Незаконно прибы­вающие в Россию мигранты, как правило, занимаются нелегальной, уголовно нака­зуемой деятельностью. По данным МВД РФ, рост общего числа ежегодных пре­ступлений, совершаемых негражданами, по России составил с 308 в 1991 г. до 40 570 в 2003 г. Сибирский федеральный округ (СФО) - один из наиболее сложных суперрегионов России. Так, если в целом по стране рост миграционной преступнос­ти составил 9,6 %, то в субъектах РФ на территории Сибирского суперрегиона -19,7 %. При этом отмечается высокая латентность преступлений, совершенных мигрантами.[6]

Особая криминальная активность зафик­сирована со стороны транснациональных преступных сообществ (китайские триа­ды), этнокриминальных и трансграничных группировок. Криминальные мигранты на территории СФО устанавливают устойчи­вые связи с региональной российской организованной преступностью, что в принципе соответствует общей тенденции криминальной глобализации обществен­ных отношений в мире. Ярко выраженная криминальная субкультура, которой проти­востоят общепринятые ценностные ори­ентации, стереотипы мышления и поведе­ния, мировоззрение российского общест­ва, превращают криминальную миграцию в своего рода антисистему.

Особенно опасным становится ее "культурный" ас­пект, имеющий глубинный по своим по­следствиям негативный характер воздей­ствия на общество и государство.

Это принципиально новое антисоциаль­ное явление. Транснациональные пре­ступные сообщества, этнокриминальные, трансграничные группировки и преступ­ные региональные образования в СФО представляют собой иерархические орга­низации с жестко централизованным принципом управления. Их "сильной сто­роной" являются: жесткая дисциплина, высокая управляемость, эффективная си­стема защиты и устойчивые каналы полу­чения прибыли. К числу "слабых сторон" такой организации можно отнести отсут­ствие обратной связи как по горизонтали, так и по вертикали; низкий уровень про­гноза развития ситуации и неспособность к генерации задач; слабая адаптивность к новым условиям; отсутствие резерва для замены лидеров, а также возможностей для маневра ресурсами и средствами.

Очевидно, начальный этап их деятельно­сти характеризовался попытками раздела сфер криминального воздействия и коор­динации своих действий. По некоторым данным, в настоящее время складывается структура координированного управления системой этноорганизованных и транс­граничных преступных группировок, транснациональных сообществ и отдель­ных представителей региональной рос­сийской преступности. Последние, рас­пространяя влияние за рубежом, приобре­тают системообразующий и видовой при­знак миграционной преступности. При этом начинают выполнять работу по орга­низации, координации, целенаправленно­му воздействию на условия, способствую­щие усилению криминальной миграции и достижению поставленных целей. На этом этапе формируется организованная миг­рационная преступность, представляющая собой систему с децентрализованным принципом управления. Такие системы устойчиво функционируют в любых, но не экстремальных условиях. Инициативность, способность к самоорганизации, гибкость элементов структуры и т. д. обеспечивают на определенном этапе развития высо­кую эффективность преступной деятель­ности. Вместе с тем низкая управляе­мость такой организации, неспособность к систематическому и полному анализу ситуации, превалирование индивидуаль­ного компонента и т.д. обусловливают дальнейшую трансформацию организо­ванной миграционной преступности.

Она может пойти по пути как жесткой структуризации, так и альтернативного построения структур с высокими адаптив­ными возможностями, способных опера­тивно перестраиваться.

Анализ состояния и тенденций развития миграционной преступности позволяет го­ворить о ней как о сложившейся антисистеме и обосновывает необходимость проработки теоретических вопросов ее криминологического предупреждения.

Система предупреждения миграционной преступности должна строиться с учетом угроз безопасности России. Очевидно, в своей основе эти угрозы не носят военно­го характера. К числу наиболее опасных факторов следует отнести:

Страницы: 1 2

Популярные материалы:

Этнические и сословные характеристики Южнороссийского казачества
В научной литературе, беллетристике, в официальных документах мы сталкиваемся с терминологическим многообразием определения статуса казачества: субэтнос (Л.Н. Гумилев, А.И. Агафонов, Р.А. Агеева, В.Н. Сергеев и др.) этнографическая группа ...

Становление белорусской нации – как самостоятельного народа в Европе
С развитием феодальных отношений древнерусское государство - Киевская Русь начинает дробиться на самостоятельные в политическом отношении небольшие княжества, что, однако, не порывает их материальных и духовных связей с русскими княжества ...

Благотворительная деятельность Я.А. Прозорова
За все долговременные, постоянные и значительные пожертвования на пользу учебных заведений в начале 1880 г. Яков Алексеевич был удостоен Монаршей милостью и награждён Орденом Святого Владимира IV степени с предоставлением ему потомственно ...