Заключение

Страница 1

В результате проделанной работы можно сделать следующие выводы.

Динамика численности и структуры крестьянской семьи Западной Сибири в конце XVIII – XIX вв. определялась социально-экономическими условиями. Однако отмеченная зависимость не была прямолинейной; она опосредовалась крестьянским сознанием. Развитие производительных сил в стране (и в Сибири, в частности), рост товарно-денежных отношений и постепенная ломка патриархальной замкнутости деревенской жизни раскрепощали личность, усиливали в ней индивидуалистические настроения. Давящая тяжесть родительской опеки ощущалась все острее. В результате семейные разделы становились повседневным и массовым явлением.

На численность и структуру семьи оказывали влияние и другие факторы: политика властей, уровень естественного прироста населения, географическая среда. Правительство и сибирская администрация, заинтересованные в сохранении больших тяглоспособных семейных «коопераций», предпринимали всевозможные меры к ограничению разделов. Однако изменить основные тенденции в развитии крестьянской семьи власти оказывались не в состоянии. Более того, вопреки собственному желанию, власти на определенной стадии способствовали дроблению семей – до 1823 г. утвержденный порядок набора рекрутов (из больших семей брать в первую очередь) создавал у крестьян дополнительную заинтересованность в отделах.

Рост рождаемости и сокращение смертности в сибирской деревне к середине XIX в. вели к увеличению размеров семей — преимущественно за счет нетрудоспособных и малотрудоспособных членов. Специфичным оказывалось развитие семьи и географически изолированных районах. Здесь отмеченные процессы протекали с некоторой заторможенностью.

В целом же на протяжении конца XVIII – XIX вв. – при всех локальных и временных различиях — в западносибирской деревне преобладали (особенно к концу периода) малые простые семьи.

Особенностью сибирской деревни являлась активная роль женщин во всех сферах хозяйственной деятельности семьи (кроме промыслов), отсутствие четких разграничений «мужских» и «женских» занятий. Исключительная роль женщины в поддержании семейного «домообзаводства» и «хлебопашества» поднимала ее авторитет в семье и обществе, воспитывала в ней чувство собственного уважения.

Выполнение крестьянской семьей своей основной – хозяйственной – функции оказывалось возможным лишь благодаря обстановке доброжелательности, любви и взаимной поддержки в отношениях мужа и жены, родителей и детей (несмотря на рост к концу периода «сыновнего эгоизма»). «Ужасы» сельской семейной жизни, о которых много писалось в дореволюционной историографии, оказывались мифом, возникшим в результате предвзятого подхода к истолкованию тенденциозно подобранных фактов. Хотя крестьянское мнение и признавало за мужем главенствующую .роль в доме, однако лишь в случае, если он оказывался рачительным домохозяином-работником и умел уважать достоинство женщины. Муж и жена, в глазах общины, в равной мере были ответственны за поддержание взаимного «согласия»; они обязывались жить совместно и в «любви», соблюдать супружескую верность, содержать и воспитывать детей – своих будущих кормильцев.

В сфере регулирования крестьянского семейного быта достаточно значительной оказывалась роль сельской общины стремившейся, с одной стороны, консервировать патриархальные обычаи и мораль, а с другой – обеспечить выполнение каждой семьей феодального тягла и в этих целях нередко идущей на нарушение традиции. Власти предписывали общине руководствоваться в данном случае указами и распоряжениями «сверху». Причем попечительские тенденции в практике сибирских администраторов заметно усиливаются со временем. Стимулируя, направляя и постоянно контролируя регламентирующую деятельность общины в отношении крестьянской семьи, местные чиновники непосредственно занимались «установлением порядка в сельской жизни», что обусловливалось в первую очередь фискальными интересами казны. Однако в итоге западносибирские земледельцы в конце XVIП – XIX вв. обладали все же, несомненно, большей самостоятельностью в организации своей семейной жизни, чем помещичьи крестьяне Европейской России.

st.ru

[1] Миронов Б.Н. Семья: нужно ли оглядываться в прошлое? // В человеческом измерении. М., 1989. С. 226.

[2] Потанин Г.Н. Материалы для истории Сибири. М., 1867. 383 с.

[3] История Сибири. Л., 1968. Т. 3. 428 с.

[4] Миненко Н.А. Русская крестьянская семья в Западной Сибири (XVIII – первой половины XIX в.). Новосибирск, 1979. 350 с.; Миненко Н.А. Община и русская крестьянская семья в Юго-Западной Сибири (XVIII – первая половина XIX в.) // Крестьянская община в Сибири XVII – начала XX в.: Сб. ст. Новосибирск, 1977. С. 104 – 125; Миненко Н.А. Живая старина: будни и праздники сибирской деревни в XVIII – первой половине XIX в. Новосибирск, 1989. 160 с.; Миненко Н.А. Брак у русского крестьянского и служилого населения Юго-Западной Сибири в XVIII – первой половине XIX в. // Советская этнография. 1974. № 4. С. 37 – 54.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Популярные материалы:

Костромская область в послевоенные годы
В 1944 г. была образована Костромская область. В состав территории области не вошли наиболее развитые южные части бывшей Костромской губернии — Кинешма, Юрьевец, Варнавин, Ветлуга, но были присоединены территории бывшей Вологодской губерн ...

Методы этнологии
Любое научное исследование предполагает изучение конкретного объекта с помощью мобилизации всего имеющегося объема знаний. Со своей стороны специфика объекта познания в любой науке неизбежно ставит перед исследователем вопрос о характере ...

Приметы и суеверия в Великобритании и России
Общее сравнение английских и русских суеверий Наконец мы подошли к самой главной части нашего исследования. И Великобритания, и Россия, как и всякая любая страна, известны богатством своей культуры, традиций и фольклором. Прежде всего, ...